27 февраля 2017

Центр профессионального развития стоматологов, где говорят на русском

на правах рекламы

В России и Украине уже немало врачей и медицинских чиновников наслышаны о Нью-Йоркском Центре повышения квалификации врачей-стоматологов. За четыре года своего существования он заработал высочайшую репутацию среди профессионалов. Оборудованный по последнему слову техники учебный комплекс, расположенный недалеко от Манхэттена, он аккредитован американской Академией общей стоматологии и тесно сотрудничает с Русско-Американской стоматологической ассоциацией, а также — с различными госпиталями и университетами.

Интересно, что занятия здесь ведутся на русском языке.

Мы беседуем с директором Центра, хирургом-пародонтологом-имплантологом Радой Сумаревой. По совместительству, Рада еще — основатель и президент Русско-Американской Дентал Ассоциации (RADA), которая широко известна своей не только профессиональной, но и благотворительной деятельностью.

Звания и дела

— Рада, откуда в вас такая активность? Вы — талантливый врач, могли бы просто получать удовольствие от того, что хорошо лечите людей.

— Ну, это еще со студенческих лет. Я, кстати, являюсь одной из немногих русскоговорящих членов Fellow of The American College of Dentistry. American College of Dentists — это очень почетная стоматологическая ассоциация, в которую можно попасть только по рекомендации, как минимум, двух ее членов за какие-то особые заслуги. Я также являюсь членом Omicron Kappa Upsilon — стоматологического почетного сообщества. Меня всегда привлекала научно-исследовательская и преподавательская работа наряду с практической стоматологией.

— А какое у вас медицинское звание?

— Я — DDS.

— У вас, наверно, еще какие-то буковки есть…

— Как раз те, о которых мы говорили — FACD.

— Вы, наверно, думаете дальше куда-то идти учиться?

— Мы же все равно все учимся постоянно. Все время берем какие-то курсы повышения квалификации, ездим на конференции. Я еще, например, вхожу в жюри конкурса научных работ, который ежегодно устраивает American Dental Association. То есть, каждый год на пленарной сессии представляется одна научная работа от каждого американского университета (получается около 55 — в сумме).

— А сюда Вас почему выбрали?

— Я была победителем этого конкурса, уже, к сожалению, давно.

— В жюри большой состав?

— Там две секции. Одна — клинические науки, вторая — общие науки. В каждой секции — 9-10 судей. Я также являюсь членом Северо-Восточного общества врачей-пародонтологов, а также Американской Академии Пародонтологии. Езжу на конференции. Горжусь званием дипломата Американской Академии Пародонтологии (по статистике, всего около 30% американских пародонтологов имеют это звание). Много экзаменов, курсов…

— Ничего себе… Так этот учебный центр — целиком ваше детище?

— У него — два директора-основателя. Я и Дмитрий Стилман. Он — детский стоматолог, очень много работает с детьми с ограниченными возможностями, с детьми-инвалидами. В Америке, кстати, детская стоматология — это двухгодичная резидентура после стоматологической школы.

— Рада, а Вы сами на чем специализируетесь?

— Я — хирург-пародонтолог-имплантолог, занимаюсь лечением пародонтоза как консервативным, так и хирургическим, и хирургической имплантологией. Имплантология состоит из двух частей — хирургия и реставрация имплантов. Я занимаюсь хирургической стадией, вживлением имплантов. Пародонтология — это трехлетняя резидентура после стоматологической школы.

— И 4 года в колледже перед этим?

— 4 года — колледж, 4 года — Dental School. Всего у меня получается 11 лет учебы.

— Вы здесь, в Америке учились?

— Я — здесь. У Дмитрия — диплом стоматологического института в Москве и 10 лет практики. Потом он приехал сюда и закончил 3-летнюю специальную программу в NYU для иностранных стоматологов, а потом еще и 2-летнюю резидентуру.

Идеи, востребованные временем

— Почему такая идея пришла — сделать учебный центр?

— С открытием географических границ, с расширением контактов, с появлением социальных сетей расширились профессиональные контакты. Очень много поступало запросов о том, где лучше пройти так называемый obeservership, посмотреть, как работают стоматологи в Америке, какие-то профессиональные вопросы задавали коллеги из других стран. И поскольку у нас к настоящему моменту очень много русскоговорящих специалистов — стоматологов высокого класса в Соединенных Штатах, специалистов, практически, всех направлений, всех стоматологических специализаций, возникла такая идея: поделиться опытом.

— Это платные курсы?

— Да.

— Платит сам студент?

— Либо студент, либо организация, которая его присылает. В зависимости от направления. Например, существует госпитальная детская хирургия, которая совершенно необходима и совершенно не развита в России, к сожалению. Мы надеемся, что, поскольку дело идет о детях-инвалидах, детях с ограниченными возможностями, какая-то государственная программа все же появится. Потому что к настоящему моменту в России такой системы лечения для этих детей нет. Кстати, вот вы говорите: как именно идея возникла? К нам поступил запрос из онкологического центра. Есть специальная стоматологическая подготовка детей, и не только детей — взрослых тоже, к лучевой терапии, к химиотерапии. То есть, их нужно сначала проверить у стоматолога, определенным образом пролечить, определенным образом поддерживать во время этой терапии… По этому направлению к нам поступил запрос из онкологической клиники, продолжают поступать запросы по разным направлениям (имплантология, пародонтология, патология полости рта, сложное протезирование, и т.д.) из других клиник. Поэтому мы решили все это как-то структуризировать.

— Чтобы организовать такой Центр, нужно какую-то лицензию купить?

— Наша клиника является аккредитованным Центром по выдаче так называемых "кредитов" для американских врачей — это курсы повышения квалификации, говоря по-русски. Аккредитованы мы Американской академией общей стоматологии (American Academy of General Dentistry). У иностранных врачей — другая система лицензирования. По окончании курса мы выдаем им сертификат об окончании курса, диплом членства в Русско-Американской Дентал Ассоциации, а также, по желанию, они имеют возможность вступить в Американскую академию общей стоматологии и, при прослушивании определенного количества часов, получить так называемый, fellowship статус.

— В чем преимущество вашего Центра?

— В чем? Если мы говорим о стоматологах из стран СНГ, к примеру, то у них есть возможность получить какие-то сведения в европейских странах. В принципе, в Европе тоже очень хорошо развита стоматология, скажем честно. Да и в Россию и другие страны сейчас приезжают многие компании, устраивают там различные курсы. Я считаю, преимущество нашего Центра в том, что мы даем совершенно независимый взгляд на современную стоматологию. Большинство курсов, которые проводятся в России, в Европе, спонсируются, как правило, какой-то компанией. Естественно, эта компания делает promotion своего продукта. У нас — немного по-другому… Я, как директор учебной части нашего Центра, специально составляю курс таким образом, чтобы не просто было несколько лекторов по одному и тому же предмету, а чтобы они все были выпускниками разных стоматологических школ. Верите вы или нет, но даже в Соединенных Штатах каждая школа имеет свою философию, свой подход. Разумеется, в основных вещах мы не расходимся, но есть какие-то предпочтения. Мы обучаемся всему, но какие-то методики, препараты, схемы лечения доминируют в практике. Я так составляю программу, чтобы преподаватели давали полный обзор самых различных продуктов. Например, если мы говорим об имплантатах, то должны быть представлены, как минимум, три системы. Студент может для себя сам сделать вывод, какая ему нравится больше — по эффективности, по уровню приживаемости, по финансовым возможностям. Мы даем полный обзор со всех сторон, совершенно независимо ни от каких компаний. Мы предоставляем возможность слушателям наших курсов познакомиться с различными компаниями. Их представители приходят с презентацией продукции к нам в Центр в процессе обучения. При этом, мы не делаем promotion никому — мы заранее оговариваем, что никого не пропагандируем. У каждой компании есть возможностъ поделиться с аудиторией информацией о своем продукте и высказать свою точку зрения, почему врачи должны именно им пользоваться.

— То есть, вы с них денег не берете?

— В основном, нет. Это очень важно, потому что иначе ты теряешь независимость и уже не можешь быть объективным.

Программы и направления

— Сколько длятся эти курсы?

— В зависимости от групп, которые формируются, исходя из содержания курсов, мы составляем программы — от трех дней до двух недель.

— Направлений много?

— Очень. От детской госпитальной хирургии до пластической хирургии.

— А по оплате — это не сумасшедшие деньги?

— Для людей или организаций, которые платят за обучение, это вполне подъемные суммы. Плюс к этому, мы еще организовываем и культурные программы. Нью-Йорк — такой город, в котором грех их не организовать.

— А о какого рода культурных программах вы говорите?

— Концерты, лучшие рестораны Нью-Йорка, частные обзорные экскурсии и так далее…

— Вы заранее обсуждаете программы или это какие-то индивидуальные предпочтения?

— Заранее обсуждаем. Как правило, свои вкусы люди внутри маленькой группы из 10-15 человек унифицируют. Здесь есть и бродвейские шоу, и концерты: джазовые, классические, оперные, в зависимости от запросов, винная дегустация и самые, на мой взгляд, интересные — частные экскурсии по Нью-Йорку плюс частные экскурсии по музеям Нью-Йорка. И, естественно, шоппинг — от этого никуда не уйти…

— Иными словами, если человек покупает у вас этот учебный курс, вы помогаете и с организацией досуга? А жилье?

— Оно не включается в цену, но мы даем различные опции.

— Давайте, навскидку, назовем несколько самых популярных программ…

— "Основные тенденции современной стоматологии", "Основные тенденции модернизации общей стоматологии и имплантологии", "Пластическая челюстно-лицевая хирургия". Кстати, вот этот последний курс интересен тем, что это такой, как бы, "командный" курс. К нам приезжают челюстно-лицевые хирурги, либо пластические хирурги. В зависимости от страны, из которой приехали наши студенты. К примеру, такая проблема, как храп и апноэ, всегда была, но сейчас о ней стали больше говорить и в последнее время как-то научились с ней бороться. В некоторых странах этим занимаются стоматологи, в некоторых — отоларингологи, в некоторых — и те, и другие. Поэтому преподают отоларинголог, челюстно-лицевой хирург и косметолог (для вспомогательного офисного персонала). Есть очень интересный курс по организации бизнеса — это одна из новинок. К сожалению, как мы знаем, стоматология была до относительно недавнего времени в России и странах СНГ в отсталом состоянии. По мере ее восстановления, она набирает обороты. Это одна, я считаю, из самых быстроразвивающихся наук. В связи с этим курс по организации бизнеса пользуется большой популярностью… К нам приходят читать лекции самые разные специалисты — от врачей-ортопедов-стоматологов до гигиенистов. Кстати, гигиенисты — это специальность, которой пока в России нет. Россияне пытаются ее развить, поэтому такой курс для них тоже интересен… Патологии полости рта — совершенно уникальная специализация. От 4 до 6 лет после окончания стоматологической школы. Врачи специализируются в распознавании различных пятен и патологических процессов ротовой полости. Сюда включаются не только онкологические заболевания, но и различные аутоиммунные заболевания. Этой специализации тоже в России и других странах нет. У нас эти курсы существуют, но они — на английском языке, хотя и с переводом. Видеоряд — на русском языке, а лекции — на английском… Что еще очень хорошо в нашем Центре — это так называемая, "живая камера". Во время проведения какой-либо процедуры с помощью этой камеры трансляция идет в конференц-зал, и врачи, которые посещают этот семинар, имеют возможность «вживую» наблюдать за той или иной процедурой.

— Но ведь они, по американским законам, не имеют права практические занятия здесь проводить…

— Нет. Но копию диска они забирают с собой — по желанию. Естественно, мы получаем соответствующие формы от пациентов, которые разрешают нам наблюдать за ходом проведения процедур и использовать эту информацию… Видеозапись очень помогает. Зачастую к концу процедуры возникает вопрос: "А как же это все было?" При такой системе вы можете всегда вернуться, посмотреть еще раз, решить для себя какие-то вопросы. У нас есть громкая связь между конференц-залом и хирургической комнатой. Так что слушатели курса могут задавать вопросы по ходу операции.

— Сколько часов в день длятся занятия?

— В зависимости от группы. Обычно, если люди приезжают издалека, им хочется наиболее компактно все организовать, примерно, 6 часов занятий, а после этого — культурная программа. Кстати, в оплату входят завтрак и ланч. А также наша базовая гостиница предлагает бесплатный обед 4 дня в неделю. Так что, быт очень продуман.

— Рада, а из каких стран к вам, в основном, приезжают? Россияне, украинцы, белорусы, израильтяне?

— Пока наибольший приток студентов из России. Мы сейчас серьезно работаем над развитием отношений с Украиной, Казахстаном, странами Прибалтики. Одна из причин интереса коллег из этих стран к нашему Центру в том, что лекции у нас читаются на русском языке. Даже при самом хорошем знании английского языка все равно бывают какие-то сложности, особенно, когда речь идет о профессиональных терминах. А здесь мы общаемся на одном языке.

Для всех заинтересованных лиц и организаций — наши координаты:

Нью Йоркский центр профессионального развития

643 Anderson Avenue

Cliffside Park, NJ 07010

tel: (201) 313-3273

fax: (201)945-1411

www.cpdhome.org

info@cpdhome.org

МЫ ПРЕПОДАЕМ И ОБЩАЕМСЯ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ!

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *