16 июля 2019
Телеканал NTD

В Москве вспоминают жертв политических репрессий

Цветы, свечи, очередь, в которой стоят часами. Все это, чтобы прилюдно зачитать пару имен. 
«Зарецкий Павел Владимирович. 41 год. Главный инжерен завода «Красный сеточник»».
«Захаров Василий Иванович. Лесоруб лесничества Шатурского района».
«Максимов Василий Сергеевич. 66 лет. Рядовой колхозник».
В этих коротких фразах — жизни и роковые судьбы. 30 октября в России вспоминают жертв политических репрессий. В Москве на Лубянской площади оглашают имена людей, подвергнувшихся гонениям в сталинские времена. По средним оценкам, это около 7 миллионов человек.
Пик расправы пришелся на 37-38 годы. Люди разных возрастов, социальных слоев, из разных уголков страны. Их объявляли врагами народа. Кого-то расстреливали в тот же день, кого-то отправляли в лагеря.
Отца Юлии Давыдовны, врача-педиатра, арестовали на работе. Семья узнала об этом, когда домой пришли с обыском. На следующий день мужчину расстреляли.
[Юлия Самородницкая, дочь репрессированного]:
«Ну что при этом можно испытывать, когда к тебе приходят с обыском. А тебе 17 лет. Ты сдаешь экзамены в школе. И ты вообще — избалованный ребенок. Живешь дома. Все тебя кругом любят. И тут приходят и говорят, что отец арестован. Что можно испытывать? Шок».
Массовые расправы закончились в 1953, после смерти Сталина. Позже жертв стали выбирать более точечно. Ими становились сторонники демократии, защитники прав человека.
Сергей Ковалев — ученый-биолог. Один из самых известных диссидентов того периода. За поддержку друзей, обвиненных в антисоветской пропаганде, его уволили из МГУ. В 70-х он провел 7 лет в колонии, 3 года — в ссылке в Магадане.
[Сергей Ковалев, правозащитник, бывший диссидент]: 
«Мне стыдно молчать, а я хочу себя уважать. Мне хотелось иметь основание для самоуважения… Тогда я не предполагал, что это заведет меня к 10 годам и так далее… Но постепенно, довольно скоро, в 68-м уж точно, я понимал, что посадят… И тогда решение было такое: ты мужик или не мужик. Что это вообще такое? Ты говоришь, что думаешь, а потом начинаешь говорить, что тебе диктуют?»
Кулаки, диссиденты… За 70 лет жертвами коммунистического режима становились всё новые группы людей. Однако эксперты утверждают: политика велась целенаправленно.
[Валентин Гефтер, правозащитник]:
«На самом деле, государственная линия была довольно последовательна в те годы. Ее можно выразить фразой, которую сказал Максим Горький: «Тот, кто не с нами, тот против нас». Тот, кто отличается: по классовому признаку, национальному, по поведению, политической позиции… По самым разным вещам. Кто не вписывается в линию «Шаг вправо, шаг влево», так или иначе, попадает в асоциальные элементы — «в не свои» или под репрессии».
Акция на Лубянке — одна из самых массовых в России. За день сюда приходят сотни человек.
[Даниил Казбеков, участник акции]: 
«Очень много людей совершенно разного склада ума принципиально не хотят вспоминать черные страницы нашей истории. Они думают, что наша история должна быть славной».
[Ольга Самоцветова, участница акции]: 
«Сейчас идет явное возвращение к каким-то советским методам воздействия на людей, методам управления людьми. Люди, которые не знают, как это было в советское время, могут допустить все это. А это нельзя допустить. Это невозможно. Это не должно никогда повториться. Это страшно для людей. Это убийство свободы, убийство достоинства человека. Это просто убийство человека в прямом смысле слова».
NTD, Москва

Короткая ссылка на эту страницу:

В Москве вспоминают жертв политических репрессийВ Бресте перезахоронили останки 1200 евреев, убитых нацистамиВ Пакистане арестовали 30 китайцев, подозреваемых в торговле женщинамиВ Индии стараются сохранить древнее искусство вышивки зардозиВ лагере смерти Освенцим почтили память жертв Холокоста500 лет Тульскому кремлю: выставка в центре МосквыВ Ереване почтили память жертв геноцида армян в Османской империиСамую массовую акцию граждан в Китае вспоминают по всему миру