15 сентября 2019
Телеканал NTD

Эксперт о разных взглядах Киева на внешнюю политику

Несмотря на то, что Украина на законодательном уровне закрепила курс на европейскую интеграцию, украинские политики время от времени противоречат друг другу, высказываясь публично относительно  внешних приоритетов страны. Подобное произошло недавно, когда первый вице-премьер-министр Валерий Хорошковский заявил, что вступление в Таможенный Союз, на котором уже открыто настаивает Москва, является незаконным. В то же время, премьер Николай Азаров, встречаясь со своим российским коллегой Дмитрием Медведевым, называл подобные заявления частным мнением отдельных лиц из украинского правительства. Сергей Солодкий, аналитик киевского Института мировой политики, говорит, что высказывание Азарова можно расценивать как «частное мнение», поскольку оно противоречит украинскому законодательству. По его словам, Россия ничего другого и не должна слышать от Киева относительно выбора интеграционных союзов.

[Сергей Солодкий, Институт мировой политики]:

В Украине не может быть никаких противоречий относительно того, куда страна движется: будь это Таможенный Союз или Европейский Союз. Потому что на законодательном уровне четко определено, что европейская интеграция является приоритетом внешней политики Украины. Всё, что говорится за этими рамками, действительно, можно считать личным мнением. Если вице-премьер заявляет, что любые разговоры про Таможенный Союз являются абсурдом, то он прав. Если люди, которые работают на правительство, заявляют, что такие люди неправы, то они ошибаются, потому есть закон про основы внешней политики, где четко прописанный курс на европейскую интеграцию, который никто не отменял. Любые дискуссии, разговоры про то, что «никогда не говори никогда» или «Таможенный Союз тоже может быть» звучат только в рамках дискуссий или дебатов. Однако они не имеют никакой юридической силы.

Российскую Федерацию можно понять. У нее есть своя позиция, есть свой личный интерес. Этот интерес состоит в том, чтобы привлечь Украину к интеграционным процессам во главе с Россией. В этом случае речь идет про Таможенный Союз. Почему Украина не делает каких-то четких заявлений? На самом деле, Украина делает официальные заявления. На официальном уровне не было никаких заявлений о том, что Украина собирается присоединяться к Таможенному Союзу. Никто еще не отрицал, что мы движемся к Европейскому Союзу. Идем с проблемами, и, возможно, нас там не ждут. Возможно, сейчас мы переживаем такой период замороженных отношений. Однако ничего другого и не нужно говорить Российской Федерации, потому что на официальном уровне четко определен курс на европейскую интеграцию.

Любой человек, который говорит о том, что Украина присоединяется к Таможенному Союзу, что Украина прекращает европейскую интеграцию, будет говорить чушь, потому что на законодательном уровне никто не отменял курс на Европейский Союз. Если Верховная Рада примет соответствующий закон, то можно будет про это говорить. Можно говорить про какие-то реальные шаги. То есть реально можно сделать вывод, что, возможно, европейская интеграция Украины застопорилась. Она сейчас переживает период своего рода блокирования. В первую очередь, по вине самой Украины. Однако, в целом, в стратегическом плане, говорить о том, чтобы Украина пересматривала курс на европейскую интеграцию, нельзя, нет никаких оснований. Если какие-то политики будут заявлять, что Украина больше не движется к Европейскому Союзу, то это будет считаться безответственным заявлением, которое не основывается на фундаментальных документах Украины.

Почему Украина выбрала курс на европейскую интеграцию, и чем этот курс является более выгодным, нежели интеграция в Таможенный Союз? В плане прибыльности и в краткосрочной перспективе, возможно, Таможенный Союз может быть выгодным. Однако Таможенный Союз предусматривает отмену штучных, экономических барьеров для более тесного сотрудничества. И с этой проблемой может, на самом деле, справиться созданная зона свободной торговли. Даже в рамках зоны свободной торговли можно развивать экономику. Другая проблема состоит в том, почему Россия не хочет идти на эти условия, почему Россия выдвигает такие шантажные условия – вступайте в Таможенный Союз, а мы потом пересмотрим газовые контракты. Почему такие условия не звучат в адрес Германии или Польши, с которыми пересматриваются газовые контракты? Тут мы имеем дело со своеобразным шантажом. С Европейским Союзом мы такого шантажа не имеем. Если Европейский Союз выдвигает какие-то условия, то они, скорее всего, идут на пользу самой Украине. Если Украина будет становиться демократичной, если Украина будет исповедовать те же самые ценности, которые исповедует Европейский Союз, то от этого хуже самой Украине не станет. По большому счету, Европейскому Союзу, можно сказать, было бы все равно. Однако нет, потому что Европейский Союз хочет работать с партнерами, которые исповедуют те же самые ценности.

У них есть определенный корень, определенные столбовые ценности, которые Европейский Союз не предает. Это касается вопроса демократии, вопроса либеральных ценностей, вопроса толерантности. Поэтому, когда Украина подпишет Соглашение об Ассоциации, то это будет значить изменения в разных сферах: общественной, экономической, политической. Если Таможенный Союз предусматривает улучшение только в экономической сфере, чего можно было бы достичь в рамках свободной торговли, которая не предусматривает какой-то высокой политической интеграции, то Европейский Союз предлагает нам намного больше. Это так называемая домашняя работа, работа над собой.

И тут не надо обижаться, раздражаться или закрываться в себе. Нужно обращать внимание на свои ошибки, нужно над ними работать. В этом и заключается вопрос европейской интеграции и трансформации, то есть изменение от страны переходного периода, или наполовину авторитарного периода, к процветающей европейской стране с демократическими традициями.
 

Короткая ссылка на эту страницу: