Телеканал NTD

Бывший полицейский рассказывает, как стал свидетелем «промышленного» извлечения органов в Китае

Бывший полицейский рассказывает, как стал свидетелем «промышленного» извлечения органов в Китае
Приверженцы духовной практики Фалуньгун инсценируют извлечение органов на продажу во время мероприятия в Тайбэе 20 июля 2014 года. (Мэнди Чэн/AFP via Getty Images)
Бывший полицейский рассказывает, как стал свидетелем «промышленного» извлечения органов в Китае

Звучит выстрел, и заключённые бездыханно падают на землю. Их тела быстро несут в белый фургон, где уже ждут врачи. Там из них вырезают жизненно важные органы для продажи на чёрном рынке трансплантологии.

Больше похоже на сцену из фильма ужасов. Но, по словам бывшего китайского полицейского Боба (псевдоним), 20 лет назад в Китае он лично был свидетелем таких событий. В то время работал офицером общественной безопасности в городе Чжэнчжоу в центральном Китае. Сейчас мужчина живёт в Соединённых Штатах.

«Извлечение органов у приговорённых к смертной казни не было секретом», – говорит он в интервью Epoch Times.

Боб называет себя невольным участником сети поставок органов в «промышленных» масштабах. Говорит, что эту жуткую индустрию поддерживали судебная система, полиция, тюрьмы, врачи и официальные лица коммунистической партии Китая (КПК), которые издавали директивы.

Псевдоним Боб использует из соображений безопасности. При этом редакция Epoch Times проверила подлинность его полицейского удостоверения и другой личной информации.

Свидетельства Боба, которые относятся к середине 90-х годов прошлого века, проливают свет на этап зарождения в Китае преступной практики по насильственному извлечению органов у живых заключённых.

В последние годы поступало много свидетельств таких преступлений. Согласно расследованиям, жертвами насильственного извлечения органов в Китае становятся приверженцы духовной практики Фалуньгун, уйгуры, тибетцы и прихожане домашних христианских церквей.

КАЗНИ

Боб поступил в полицию в 1996 году и работал гражданским полицейским. Время от времени помогал поддерживать порядок в суде во время вынесения смертных приговоров, а также на местах исполнения казней.

В 1999 году он за критику в адрес властей более года провёл в заключении. В тюрьме он видел, как обращаются с заключёнными, приговорёнными к смертной казни. Так в его голове сложилась полная картина: от суда – до казни и извлечения органов.

После оглашения смертного приговора заключённым делали анализы и проверяли состояние ох органов.

«Насколько мне известно, никто не говорил приговорённым к смертной казни, что у них извлекут органы», – говорит Боб.

По его словам, казни обычно проводили накануне больших праздников.

Заключённых группой до 12 человек сначала привозили в здание суда высшей инстанции, где судья подтверждал или отменял приговор.

Потом их кортежем везли на место казни, где также присутствовали местные чиновники.

Заключённым, признанным пригодными для извлечения органов (после анализов), вводили лекарство, которое, как утверждается, снимало боль. Однако главной целью было предотвратить свёртывание крови после смерти мозга, говорит Боб.

По словам бывшего полицейского, органы обычно извлекали у молодых здоровых мужчин в возрасте до 30 лет.

Фалуньгун

Практикующие Фалуньгун инсценируют извлечение органов в Китае (Сяоянь Сунь/The Epoch Times)

БЕЛЫЙ ФУРГОН

После выстрелов судмедэксперт на месте проверял тела, чтобы подтвердить смерть. После этого головы заключенных накрывали чёрными пакетами. Затем тела, из которых должны были извлечь органы, несли в белый фургон, припаркованный поблизости. Задняя дверь обычно держалась закрытой, а занавески на окнах были опущены, чтобы не допустить посторонних взглядов.

Однажды Боб мельком заглянул внутрь, когда задняя дверь случайно приоткрылась. Он увидел операционную кровать и двух врачей в белых халатах, масках и перчатках.

Что было потом, никто, кроме врачей, не узнает. Из фургона тела доставали в чёрных мешках для трупов и сразу отправляли на кремацию.

Казнённых сжигали в одной печи. В результате, по словам Боба, невозможно было определить, какой прах кому принадлежит. «Они просто брали немного пепла из кучи и раздавали каждой семье».

За редким исключением, у этих заключённых не было возможности поговорить со своими родственниками в последние минуты жизни. Семья не могла видеть тело после смерти.

«Всё, что доставалось семье, – это ящик с пеплом», – говорит Боб.

Falungong

Женщина держит плакаты в поддержку духовного движения Фалуньгун в районе Гонконга, популярном у туристов с материковой части Китая. 25 апреля 2019 года. (Энтони Уоллос/AFP via Getty Images)

ХОРОШО НАЛАЖЕННАЯ СИСТЕМА

По словам Боба, процесс был быстрым, поскольку свежие органы необходимо было незамедлительно доставить в больницу для операции. Тщательное планирование было ключом к бесперебойной работе.

Исходя из этого, Боб предположил, что эту практику применяли задолго до того, как он поступил на службу.

Китай провёл свою первую трансплантацию человеческих органов в 1960 году. Поскольку до 2015 года в стране не было официальной системы жертвования органов, большинство поступали от казнённых заключенных. Об этом заявили сами власти.

Но с 2000-х годов в китайской трансплантологии произошёл внезапный бум – операций стали делать в разы больше, и количество казнённых заключенных просто не могло покрыть число трансплантаций.

Китайские больницы, стремясь привлечь туристов из-за границы, стали обещать пересадку органов в течение нескольких недель или даже дней, что неслыханно в развитых странах с установленными системами трансплантации органов, где время ожидания может занять годы.

Увеличение числа трансплантаций совпало с началом репрессий в отношении приверженцев Фалуньгун – древней школы медитации. От 70 до 100 миллионов практикующих за последние два десятилетия подверглись преследованию, тюремному заключению и пыткам.

Falungong

Приверженцы Фалуньгун проводят вечер со свечами перед Консульством КНР в Лос-Анджелесе в память об убитых в ходе репрессий со стороны китайского режима. 15 октября 2015 года. (The Epoch Times)

С годами появились доказательства, указывающие на растущую систему извлечения органов у живых узников совести, организованную КПК. Отметим, что речь не о тех, кого приговаривают к смертной казни. В 2019 году Международный независимый трибунал по Китаю в Лондоне пришёл к выводу, что китайские власти в течение многих лет в больших масштабах убивали заключённых для обеспечения своего рынка трансплантологии и продолжают делать это по сей день. Трибунал установил, что главные жертвы – приверженцы Фалуньгун.

Власти Китая заявляют, что запретили использование органов казнённых заключенных в 2015 году. По их словам, органы поступают исключительно от добровольных доноров в рамках системы донорства, созданной в том же году. Но официальные данные о донорстве органов не могут объяснить большое количество проведённых трансплантаций, заключил трибунал.

ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОДОЛЖАЮТСЯ

Рассказ Боба совпадает с рассказами многочисленных других очевидцев, которые примерно в то же время принимали участие в операциях по пересадке органов неизвестного происхождения, проводимых в Китае.

Джордж Чжэн, бывший китайский врач-интерн, рассказал, как в 90-х годах вместе с двумя медсёстрами и тремя военными врачами помогал в операции по удалению органов недалеко от Даляня на северо-востоке Китая.

Пациент, молодой человек, не проявлял признаков жизни, но его тело всё ещё было тёплым. Врачи удалили у мужчины две почки, а затем приказали Чжэну извлечь у него глазные яблоки.

«В тот момент его веки шевельнулись, и он посмотрел на меня», – сказал он Epoch Times в 2015 году. – «В его глазах был явный ужас… Моё сознание стало пустым, и всё моё тело начало трястись».

Воспоминания об этом преследовали Чжэна долгие годы.

Falungong

Джордж Чжэн, который сейчас живёт в Торонто, вспоминает, как в 90-е стал свидетелем извлечения органов у живых людей в китайском городе Шэньян. (И Лин/The Epoch Times)

В 1995 году уйгурский врач Энвер Тохти из региона Синьцзян аналогичным образом помог двум главным хирургам извлечь печень и две почки у ещё живого заключённого, который перед этим получил выстрел в грудь.

«Было кровотечение. Он был ещё жив. Но я не чувствовал себя виноватым. На самом деле, я не чувствовал ничего, был как запрограммированный робот, выполняющий свою задачу», – сказал он на заседании комиссии в июле 2017 года. «Я думал, что выполняю свой долг по устранению… врага государства». Позже хирурги посоветовали ему помнить, что «ничего не произошло».

Торговля органами, по-видимому, продолжается.

Так, одна медсестра из Первой дочерней больницы Университета Чжэнчжоу сообщила в 2019 году, что их больница входит в пятёрку лучших в стране по трансплантации почек, и в прошлом году там провели около 400 операций.

«Мы не останавливались даже во время китайского Нового года и не брали выходных», – сказала она тайным расследователям, выдававшим себя за предполагаемых получателей органов.

Другой врач из больницы во время телефонного звонка в 2017 году сказал тайным расследователям, что очень много операций по пересадке печени они делают по ночам.

Боб говорит, что, несмотря на то, что он давно ушёл из полиции, индустрия пересадки органов в Китае вряд ли прекратила своё существование.

«Из-за огромных прибылей нет места так называемым правам человека и вопросам гуманности», – говорит он.

Короткая ссылка на эту страницу:

Подпишись на e-mail рассылку

Выбери что бы вы хотели получать на свой e-mail: